Катынь: СССР – враг или союзник?

Германия на протяжении всей войны была врагом, Великобритания и США – союзниками. В случае СССР ситуация была сложнее и как минимум неоднозначная.

С 17 сентября 1939 г. у Польши появился еще один противник – СССР, который согласно пакту Молотова-Риббентропа оккупировал восточные земли Польской Республики. В том числе и поэтому эмиграционное правительство Владислава Сикорского развивало «теорию двух врагов», пытаясь (безуспешно) склонить другие страны к осуждению СССР. Атака Германии на СССР 22 июня 1941 г. радикально изменила ситуацию – из двух врагов у Польши остался один – Германия, а СССР стал союзником. Премьер-министр Уинстон Черчилль фактически вынудил Сикорского подписать договор с Москвой («договор Майского – Сикорского», 30 июля 1941 г.) на очень невыгодных условиях. Документ, правда, предусматривал установление дипломатических отношений, создание в СССР Польской армии, но не затрагивал вопросов о границах. Также не был затронут вопрос о том, что произошло с несколькими тысячами польских офицеров, интернированных СССР в сентябре 1939 г. Ничего удивительного, ведь весной 1940 г. они были расстреляны сотрудниками НКВД в Катыни, Медном и Харькове по решению партийных и государственных властей СССР.

Останки тысячи польских офицеров – военных узников 1939 г, убитых весной 1940 г. в Катыни. Об этом преступлении мир узнал в апреле 1943 г., когда немецкое радио передало сообщение об обнаружении в Катынском лесу останков 10 тысяч польских офицеров, убитых НКВД. СССР обвинило в этом Германию. Польское правительство в изгнании оказалось в очень сложной ситуации. Его призыв к Международному комитету Красного креста провести расследование стало для Москвы предлогом к разрыву отношений. Фото: Катынский музей
Останки тысячи польских офицеров – военных узников 1939 г, убитых весной 1940 г. в Катыни. Об этом преступлении мир узнал в апреле 1943 г., когда немецкое радио передало сообщение об обнаружении в Катынском лесу останков 10 тысяч польских офицеров, убитых НКВД. СССР обвинило в этом Германию. Польское правительство в изгнании оказалось в очень сложной ситуации. Его призыв к Международному комитету Красного креста провести расследование стало для Москвы предлогом к разрыву отношений. Фото: Катынский музей

Сталин, поддерживая связь с «польским» Лондоном, держал польских коммунистов в резерве, намереваясь использовать их в ответственный момент при подчинении себе Польши. Этот момент настал, когда военная ситуация СССР улучшилась, а позиция Сталина в Большой тройке окрепла на столько, что он мог требовать у западных союзников уступки (см. Альянты и «польский вопрос»). Первым этапом было разрешение на эвакуацию из СССР в 1942 г. польской армии (Армии Андерса). Далее Сталин расторг отношения с эмиграционным правительством, используя в качестве предлога его обращение к Международному комитету Красного креста с просьбой исследовать катынские захоронения и определить, кто совершил расстрелы (25 апреля 1943 г.). Катынь (другие места массовых захоронений были раскрыты только спустя полвека) также оказала влияние на восприятие СССР в оккупированной стране, приведя к росту антисовестких настроений. Подпольные власти начали считаться с тем, что советская оккупация возможна. Хотя в официальной инструкции о акции «Буря» (см. Акция «Буря») говорилось, что Красная армия – союзник, в ее секретной части давалось распоряжении о создании тайных структур (Организация «Нет»). Опасения были не безосновательны: отряды АК, которые помогли в 1944 г. освободить Львов, Вильнюс и другие города, были разоружены, а их руководители и солдаты попали в плен.

Вместе с солдатами польской армии из СССР в Иран эвакуировались и гражданские лица, депортированные советской властью в 1940 г. На фото: судно с эвакуируемыми входит в порт Пахлеви в Иране, апрель 1942 г. Фото: Польский институт и Музей им. генерала Сикорского в Лондоне / Фонд Карта
Вместе с солдатами польской армии из СССР в Иран эвакуировались и гражданские лица, депортированные советской властью в 1940 г. На фото: судно с эвакуируемыми входит в порт Пахлеви в Иране, апрель 1942 г. Фото: Польский институт и Музей им. генерала Сикорского в Лондоне / Фонд Карта

Пришло время польских коммунистов, которым Сталин сначала позволил создать армию (см. От Ленино…), а затем, после пересечения ею в 1944 г. Буга, ставшего новой восточной границей Польши, – замену правительства. Одновременно НКВД активно помогало ликвидировать оппозицию. Была и другая сторона медали: польское общество, несмотря на обоснованные опасения в отношении поведения Красной армии, воспринимало ее вхождение на территорию Польши как спасение от пятилетней немецкой оккупации. На территории современно Польши погибло около 600 тысяч советских солдат.