Отношение поляков к евреям – Ирена Сендлер

Вторая мировая война стала катализатором развития крайне противоположных отношений между поляками и евреями, иногда глубоко гуманных, ведущих к геройским поступкам, а иногда нечеловечски жестоких.

Благодаря проведению политики изоляции евреев, лишения их прав (в большей степени, чем поляков), агрессивной пропаганды, наказания за помощь им и поощрение за соучастие в геноциде, немцам частично удалось порвать возникшие перед войной нити польско-еврейской солидарности перед лицом общего врага.

Абрахам Гринбаум, которого три года скрывала семья Грабар из с. Гомбин. Фото сделано в 1946 г. с воссозданием условий военного времени. Фото: Еврейский исторический институт им. Иммануила Рингельблюма
Абрахам Гринбаум, которого три года скрывала семья Грабар из с. Гомбин. Фото сделано в 1946 г. с воссозданием условий военного времени. Фото: Еврейский исторический институт им. Иммануила Рингельблюма

С другой стороны, как сказал один из выживших, Хенрик Шенкер, ни один известный ему еврей не выжил бы без помощи поляков. Некоторые помогали ради денег, другие безвозмездно, рискуя жизнями близких и собственной. На территории Генерального губернаторства с октября 1941 г. действовал закон, предусматривавший смертную казнь не для одного человека, укрывавшего евреев, но и для всей его семьи. Это делалось с целью полного исключения помощи еврейскому населению. Так было с семьей Ульмов из деревни Маркова около Ланьцута, состоявшей из 8 человек. С 1942 по 1944 г. они прятали несколько человек. Известны примеры помощи и участия в отношении евреев со стороны людей, которые до войны прославились антисемитскими настроениями. Уже в декабре 1939 г. орден францисканцев в местечке Непокалянов под Варшавой, где до войны издавалась антисемитская пресса, принял в монастыре более тысячи евреев с земель, присоединенных к Рейху. Важнейшей подпольной организацией, занимавшейся спасением евреев, был Совет помощи евреям «Жегота». Одним из инициаторов его возникновения была писательница София Коссак-Щуцкая, которая до 1939 г. не скрывала своих антисемитских взглядов. Католические священники доставали метрики о рождении, позволявшие делать «арийские» документы. Ирена Сендлер (1910-2008) в рамках «Жеготы» провела акцию по спасению еврейских детей, разместив около 2,5 тысяч из них в польских семьях, детдомах, приютах при католических костелах.

Однако во второй период немецкой оккупации (1942-1944 г.) все чаще можно было столкнуться с жестокостью, проявляемой в отношении евреев. Скрывавшихся за пределами гетто евреев шантажировали, сдавали (впрочем, так поступали и с поляками, им помагающими). Недостойным было поведение части польских полицейских и пожарных, помогавших оккупантам при ликвидации гетто. В подобных операциях принимало участие немецкая жандармерия или отделы СС и Еврейская служба порядка (Ordnungsdienst). В деревнях крестьяне нередко участвовали в акциях по поиску скрывающихся евреев. Это делалось как из страха репрессий, так и ради преследования собственной выгоды. Случались также случаи убийства евреев подпольными отрядами. На территории бывшей советской оккупации обвинения в колаборации с коммунистами в 1939-1941 гг. становились поводом для устраиваемых немцами погромов. Наиболее известными, но не единственными, были убийства евреев в селе Едвабное, Вонсош и Радзивилов в июле 1941 г.

Стоит, однако, отметить, что в поддержку евреев выступило также эмиграционное правительство и пролондонское подполье, приговаривая к смертной казни предателей и обращаясь к согражданам с призывами о помощи еврейскому населению. От имени польского подпольного госудраства и правительства Польской республики Ян Карский обратился к британскому и американскому руководству, сообщая о бесчинствах, совершаемых немцами в отношении евреев (см. Ян Карский). В акциях помощи евреям в оккупированной Польше участвовало от нескольких десятков до несколько тысяч польских граждан. Известно более 700 задокументированных случаев, в которых полякам пришлось заплатить за это наивысшую цену. Сегодня среди поляков больше всего человек, отмеченных Институтом Яд ва-Шем в Иерусалиме медалью «Праведник мира» (6,5 тысяч человек из 25,7 тысяч по данным на 2015 г.).