Путь к войне

У маршала Фердинанда Фоша во время подписания версальского договора в 1919 г. было необычное предчувствие, что «это не мир, а прекращение огня на двадцать лет».

Польша оказалась в сложной ситуации, находясь между двумя конфликтующими империями. Юзеф Пилсудский пробовал проводить политику равного удаления от обоих соседей, подписав в 1932 г. соглашение о ненападении с СССР, а в 1934 г. – с Германией. Однако как для Москвы, так и для Берлина это была лишь иллюзия мира.

Спустя более года после аншлюса Австрии в 1938 г. и разделе Чехословакии для Адольфа Гитлера пришло время решения «польского вопроса». На этом этапе дело еще не шло до полного исчезновения Второй польской республики с карты; пока она должна была лишь стать послушным вассалом. В октябре 1938 г. немецкий министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп представил свое видение отношений с Польшей, которые предусматривали в том числе включение Гданьска в состав Третьего Рейха и экстерриториальные коммуникационные соединения по землям польского Поморья. Требования, возобновленные в начале 1939 г. в уже гораздо более острой форме, столкнулись с категоричным отказом польского министра иностранных дел Юзефа Бека.

Министр иностранных дел Польской Республики Юзеф Бек во время передаваемого по радио выступления в польском сейме 5 мая 1939 г. Речь представляла собой решительный ответ на разрыв Германией пакта о ненападении 1934 г. Фото: Национальный цифровой архив
Министр иностранных дел Польской Республики Юзеф Бек во время передаваемого по радио выступления в польском сейме 5 мая 1939 г. Речь представляла собой решительный ответ на разрыв Германией пакта о ненападении 1934 г. Фото: Национальный цифровой архив

Теряющий надежду на потерю трудоспособности восточного соседа без применения силы, Гитлер подписал план атаки на Польшу уже 3 апреля (так называемый Fall Weiss) и во время выступления в Рейхстаге 28 апреля отменил декларацию о ненападении 1934 г. Ответом польской стороны стало выступление 5 мая в сейме министра Бека. Он говорил то, что хотела услышать огромная часть граждан Польской республики: «Мир – важная и желанная вещь. […] Но мир, как и почти все дела этого мира, имеет свою цену. Есть только одна вещь в жизни людей, народов и государств, которая бесценна. И это – гордость».

Гитлер, однако, уже был настроен решительно, особенно когда 23 августа 1939 г. в Москве был заключен советско-немецкий договор о ненападении (пакт Молотова–Риббентропа), тайное приложение к которому определяло будущую сферу влияний, в том числе раздел Польской республики. Гитлер назначил атаку на утро 26 августа. Подписанный Польшей союзный договор с Великобританией, предусматривающий немедленную помощь в случае нападения, способствовал лишь тому, что атака была отложена на несколько дней.

Приложение к советско-немецкому пакту о ненападении 23 августа 1939 г. (подписанному министрами иностранных дел обоих государств – Иоахима фон Риббентропа и Вячеслава Молотова), определяющее линии раздела польских земель между обоими государствами. На документе видны подписи Иосифа Сталина и министра Риббентропа. Источник: всеобщее достояние
Приложение к советско-немецкому пакту о ненападении 23 августа 1939 г. (подписанному министрами иностранных дел обоих государств – Иоахима фон Риббентропа и Вячеслава Молотова), определяющее линии раздела польских земель между обоими государствами. На документе видны подписи Иосифа Сталина и министра Риббентропа. Источник: всеобщее достояние или http://www.1939.pl/przed-wybuchem-wojny/pakt-ribbentrop-molotov/index.html